Рекламный баннер 970x250px 970na250

Маленькая экспедиция к большому древнему урочищу (фото)

07:19 16.12.2013

Участник экспедиции Владимир Андропов (первый слева) и спонсоры экспедиции Александр Молодых (в центре) и Сергей Молодых (справа)

Ещё перед экспедицией в Японию я обнаружил в Агнево древнее святилище – так называемый Пах-Таф («Каменный дом») - скалу с гротом, в котором по представлениям нивхов жил «хозяин тайги и гор» Пал-Ызн. Перед гротом нивхи складывали кости убитых и съеденных животных, чтобы Пал-Ызн мог использовать их для воспроизводства новых животных и посылать их нивхам в качестве новой добычи. Перед гротом мы собрали 335 костей преимущественно медведей и ластоногих, но не смогли вынести этот большой мешок костей для исследования их специалистами. И вот теперь нам предстояла задача доставить этот бесценный груз и отправить его археозоологам для изучения.

Кроме того, накануне экспедиции я встретился со своим старым другом Виктором Яковлевичем Горобцом – известным краеведом, археологом, бардом, Заслуженным учителем Сахалинской области. Восемнадцать лет он добивался создания музея в Долинске – единственном районном центре Сахалинской области, пока не имеющем своего музея. И вот – в Год музеев решение о создании музея в Долинске, наконец, принято. На будущий год к 130-летию города планируется его открытие, и Виктор Яковлевич попросил помочь в сборе минералогических и палеонтологических коллекций для музея. Это стало ещё одной задачей нашей экспедиции.

Из Тымовска до Александровского побережья нас вызвались доставить Александр Леонидович Молодых со своим сыном Сергеем. Они стали и спонсорами нашей экспедиции, снабдив нас продуктами на всё время пути. По накатанной дороге мы легко доехали сначала до Александровска, потом до Дуэ. Далее дорога шла по центральной части Крутого хребта. Сергей виртуозно вёл машину, преодолевая многочисленные подъёмы и спуски, пока мы не достигли местности, изуродованной многочисленными карьерами для открытой добычи угля. Говорят, какая-то московская фирма скупила все угольные месторождения этого района, став местным монополистом, установила высокие цены на уголь, уничтожила угольными карьерами большие участки тайги и гор, превратив местность в лунный ландшафт, и в конечном итоге объявила эти участки бесперспективными.

Лунный ландшафт в бассейне реки Каменки на месте добычи угля открытым способом. Фото С.В. Горбунова. 

То, что мы видели вокруг, производило удручающее впечатление. Вскоре мы остановились перед глубоким оврагом, дорога оказалась размытой сразу в нескольких местах. Нам всё-таки удалось найти новую объездную дорогу, но крутой подъём оказался нашей машине не под силу. Попрощавшись с Сашей и Серёжей, мы с Петровичем – так зовут моего старого друга Владимира Петровича Андропова - начали пешеходную часть маршрута. Сразу пришлось штурмовать крутой склон сопки. Далее дорога шла по горным отрогам, то поднимаясь вверх, то спускаясь вниз. Время подходило к вечеру, закатные лучи освещали дальние сопки, покрытые пожелтевшими осенними лесами. Уже в сумерках мы вошли в распадок, где ещё полвека назад располагался большой посёлок Октябрьский.

Руины бани в Октябрьском. Фото С.В. Горбунова, 2013.

Хотелось непременно добраться до моря и заночевать на берегу. До него оставалось всего 3-4 километра, но в сумерках мы не заметили старую, заросшую дорогу, ведущую к берегу, поэтому пришлось пройти в два раза больше, преодолеть ещё один небольшой перевал и выйти к берегу моря, но уже в урочище Поселенка и уже в полной темноте. От Поселенки оставался всего один километр до урочища Чёрная Речка, но уже по берегу моря. Там располагалась уютная избушка с печкой, в которой мы чудесно провели вечер за ужином и чаем, неторопливыми беседами и молитвами о завтрашнем дне…

Ночью был прилив и бушевал жестокий шторм. Волны с рёвом и грохотом подкатывались прямо к избушке, и иногда казалось, что избушку вместе с нами вот-вот унесёт в море. К утру шторм стих. Необыкновенно ясное голубое небо и чистейший прозрачный воздух, какие бывают только осенью, создавали особое, праздничное настроение. В это кристально чистое осеннее утро, всё вокруг было пропитано Божьей Благодатью. Душа ликовала от встречи с родным, до боли знакомым побережьем и предвкушала интересный, хоть и нелёгкий маршрут.

Чёрная Речка. Фото С.В. Горбунова

Урочище Чёрная Речка известно многим сахалинцам как памятник природы – россыпь агатов. Здесь можно ходить по берегу и собирать эти драгоценные и полудрагоценные камни. Но на этот раз мы нашли всего лишь несколько далеко не лучших образцов агата. Начиная с 1960-х годов, на Чёрной Речке усиленно добывали гравий и гальку. Гравийно-галечную смесь грузили экскаватором на плашкоуты и везли в Александровск. В Александровске, идя по тротуару, можно увидеть галечки драгоценного агата, закатанные в асфальт, в то время как в Европе и Америке украшения из обработанного агата могут стоить до тысячи долларов. Старожилы говорят, что на Чёрной Речке раньше был большой мыс, выдающийся в море, но за последние десятилетия море поглотило почти 0,5 км суши. Этому в немалой степени способствовала добыча гравия. Русский посёлок Чёрная Речка существовал с конца 19 - начала 20 веков. Значительная его часть располагалась на том месте, где ныне плещется море. Здесь же располагалось и древнее поселение культуры Минами Кайдзука 9-12 веков. В 1994 году в береговом обрыве мы нашли керамику этой культуры и провели раскопки окраины этого поселения. Центральная его часть была уже уничтожена морем. В советское время посёлок Чёрная Речка имел протяженность более полутора километров от устья Чёрной Речки на юг вдоль берега моря. Сейчас на террасе в южной части урочища сохранились развалины единственного деревянного дома. В нём жила семья потомственных рыбаков Соколовых, переселившихся на Сахалин из Астрахани. Из Чёрной Речки они переселились в посёлок Яблочный Холмского района, где глава семьи работал в рыболовецком колхозе имени В.И. Ленина. Я был лично знаком с его сыном – Анатолием Ивановичем Соколовым 1938 года рождения, который много лет плавал матросом на разных судах, а в 1970-1980-е годы работал в котельной школы посёлка Яблочный. История Чёрной Речки ещё не написана и ждёт своего исследователя.

От Чёрной Речки мы легко и весело шагали на юг по песчано- галечному пляжу, собирая коллекцию камней, по камням и брёвнам легко форсировали небольшие речушки Докторскую, Поповскую, Бродяжку, Васькин Ключ. Пройдя километра два от Васькина Ключа, подошли к отвесному мысу, о который с рёвом и грохотом разбивались огромные морские волны. Привал и лёгкий обед и вот мы уже ползём на четвереньках по крутому склону на сопку. И словно в награду за наши труды на каждом шагу встречаются кустики ярко красной сочной и зрелой смородины или чёрные грозди элеутерококка. Смородина, а особенно элеутерококк придают бодрость и снимают усталость. В лесу то тут, то там и на деревьях и под деревьями водят хороводы целые семейства самых различных грибов – рядовки, грузди, сыроежки, опята, чешуйчатки. Поистине щедра сахалинская тайга!

Река Ревун. Фото С.В. Горбунова, 2013.

Шесть километров нам предстояло пройти по сопкам вдоль крутого отвесного берега. Поднявшись на сопку, мы обнаружили старую заросшую лесовозную дорогу. Местами она настолько заросла молодой порослью ольхи, что идти по ней было нелегко. Зато дорога была прекрасным ориентиром и через пару километров вывела нас к ущелью речки Ревун, падающей в море красивым водопадом. Мы перешли Ревун и вновь карабкались по крутому склону. Сверху было видно узкое ущелье, в котором как в каменных тисках, ревёт и мечется, изрыгая белую пену, клокочущий поток Ревуна. Следующие четыре километра были изнурительно долгими. Спуски по крутым каменистым склонам чередовались с подъёмами, заваленными буреломом. И когда солнце уже клонилось к горизонту, мы, наконец, спустились по небольшому ручью вниз мимо красивого наклонно стекающего водопада и через сотню метров вышли на песчаный пляж за мысом Маркевича. Всего в двух километрах от нас был виден распадок, в котором располагалось урочище Агнево – цель нашего путешествия.

В Агнево мы летели, словно на парусах. Легко и быстро перевалили небольшую прибрежную сопочку. Как по аллее, прошли по лесной дороге, ведущей в бывший посёлок. Не без труда нашли в зарослях старую избушку.

Избушка на Чёрной Речке. Фото С.В. Горбунова. 2013.

И вот уже весело потрескивают в печке дрова, булькает каша и смородиновый чай в чайнике. И начинается несравненный вечер, когда за кружкой чая подводятся итоги нелёгкого дня, и рекой текут воспоминания, плавно переходя, в блаженный и сладкий сон...

После штормов река Агнево образовала второе русло. Фото С.В. Горбунова, 2013.

В Агнево нам предстояло пробыть два дня. С утра мы приступили к исследованию правого берега, осмотрели береговые обрывы и пляжи – нашли японское рыболовное грузило и японский бронзовый угольник, вероятно, для измерения стволов древесины. Раньше здесь находили и другие японские вещи. По-видимому, здесь в 1920-1930-е годы была японская концессия по добыче леса и рыбы. Впрочем, японские суда приходили сюда за лесом вплоть до закрытия посёлка в 1977 году. Тогда в посёлке была пограничная застава, красивый зелёный домик на левом берегу для отдыха команды иностранных судов, почта, магазины, представительство агенства «Инфлот», леспромхоз.

Обследуя берег, мы дождались отлива. Уровень воды в реке стал ниже, но не настолько, чтобы можно было легко перейти вброд на противоположный берег - сильное течение сбивало с ног. Тогда мы решили построить плот, чтобы в любое время можно было переправляться на другой берег. Пока я варил на костре обед, Петрович разобрал один из полуразрушенных домов бывшего посёлка. Потом мы вдвоём перетащили длинные сухие брёвна к берегу реки. Каждое бревно пришлось нести на плечах более 100 метров. После обеда мы связали брёвна, кое-где скрепили их скобами и плот готов. Торжественно спускаем его на воду. В целях испытания, совершаем «круг почёта» по реке и возвращаемся к родному берегу. Испытания прошли успешно – теперь у нас есть судно для переправы. За работой мы не заметили, как очередной день экспедиции подошёл к концу…

… А утром мы переправились на своём судне на противоположный берег, и я сразу отправился на поиски спрятанного мешка с костями древних животных. Всё оказалось на своём месте. Я сфотографировал грот, около которого нивхи, а, возможно, и айны складывали кости убитых и съеденных животных и мы начали тщательно исследовать все пляжи, береговые обрывы и обнажения в поисках артефактов древних эпох. Агнево в переводе с нивхского, означает - «стойбище, в котором много нё». Нё – это амбар на сваях для хранения юколы. Он мог использоваться и как летнее жилище. Много амбаров говорит о большом количестве рыбы, заготавливаемом жителями стойбища, что вполне естественно для устья большой нерестовой реки. Известно, что в Агнево жили смешанные нивхско-айнские роды. Эти места были контактной зоной двух народов. Однако никаких артефактов найти не удавалось. В центре косы левого берега реки мы обнаружили большую плантацию шиповника морщинистого (Rosa rugosa) c плодами, крупными, как яблоки. На обед сварили кашу и чай с шиповником. После обеда поиски были продолжены. Агнево не хотело открывать свои тайны. И всё-таки после долгих поисков нам удалось найти несколько каменных отщепов и плоский айнский железный гвоздь – явные следы айнской культуры 13-19 веков. Так на археологической карте Сахалина появился ещё один объект – стоянка Агнево 3 – на данный момент самый северный памятник айнской культуры на западном побережье Сахалина.

Вечер подарил нам роскошный закат, а наутро мы бросили прощальный взгляд на урочище Агнево, залитое лучами утреннего солнца, освещающего золотой наряд осенних сопок и отправились в обратный путь. Неожиданные открытия подарил нам мыс Маркевича. Я знал о существовании горного озера на террасе, к северу от мыса. На этот раз мы обнаружили ещё одно маленькое озерко, заросшее ряской, а неподалёку – оборонительный ров, явно искусственного происхождения.

Озеро у мыса Маркевича. Фото С.В.Горбунова, 2013.

Остаётся выяснить время его создания – русско-японская война 1904-1905 годов или вторая мировая война? А может быть, он сделан в более древние времена? В районе большого озера мы обнаружили глубокую траншею, вероятно, тоже искусственного происхождения. Не исключено, что она была жилищем древних аборигенов. Известно, что айны и ороки выкапывали в склоне террасы подобные траншеи и ниши, закрывали их сверху брёвнами, шкурами и дёрном и получалось уютное и тёплое жилище, похожее на пещеру. Надо сказать, что скалистый, труднопроходимый 6-ти километровый участок побережья к северу от мыса Маркевича служил своеобразным убежищем для древних аборигенов Сахалина. Ещё в 2009 году мы обнаружили древнее поселение со следами четырёх землянок на втором ручье к югу от Ревуна. Не исключено, что было такое поселение - убежище и на террасе к северу от устья Ревуна. Пока его поиски не увенчались успехом и эти места продолжают оставаться «Терра Инкогнито» для археологов и всех сахалинцев.

Наш путь вдоль скал к северу от устья реки Бродяжки совпал с приливом и штормом одновременно. Чтобы преодолеть этот участок побережья пришлось более сотни метров карабкаться вверх по почти отвесным скалам. И когда после невероятных усилий, мы вступили на ровную поверхность, нашему изумлённому взору предстал совершенно удивительный затерянный мир, в который почти не ступала нога человека. На высоте почти сотни метров над уровнем моря располагалось ровное плато, заросшее красивым пихтовым лесом, под пологом которого можно было свободно гулять, как в парке. Над нашими головами с дерева на дерево прыгали белки, а мы шли по этому, затерянному первозданному лесу, пока на пути не встретился распадок, по которому опять спустились к морю. Далее встретился ручей с минеральной сероводородной водой, а к вечеру мы вернулись в избушку на Чёрной речке…

Вечером мы слушали Божественную Сонату Моря, заключительными аккордами которой стала Песнь Заходящего Солнца, ночью под Лунную Сонату вспоминали любимых людей, а утром Мотив Осеннего Ветра сладкой болью отозвался в сердце об уходящих в прошлое мгновениях еще одного удивительного лета наших странствий, поисков и открытий, - лета, ставшего моим пятидесятым полевым сезоном…

С. Горбунов

Часовня в Дуэ, построенная в честь 150-летия со дня основания русского военного поста Дуэ. Фото С.В. Горбунова.

Размытая дорога Дуэ-Октябрьский в 12 км от Дуэ.

Дорогу Дуэ-Октябрьский в нескольких местах пересекают глубокие овраги.Фото С.В. Горбунова, 2013

Путник, уходящий в осень. Фото С.В. Горбунова

Крутой хребет. Вечер. Фото С.В. Горбунова

Пляж у Чёрной Речки. Россыпи агатов сделали его известным на Сахалине памятником природы. Фото С.В. Горбунова, 2013.

Скалы у реки Бродяжки. В прилив эти места бывают труднопроходимыми. Фото С.В.Горбунова, 2013.

Старая избушка на реке Бродяжке. Фото С.В. Горбунова. 2013

Остатки старого пирса штормом выбросило на берег около устья Бродяжки. Фото С.В.Горбунова, 2013

Осенние шторма ежегодно выбрасывают на берега Сахалина огромное количество древесины. Фото С.В. Горбунова, 2013.

Страницы каменной книги. В них записана удивительная история планеты и нашего загадочного острова. Фото С.В. Горбунова. 2013.

Красная смородина. Фото С.В. Горбунова. 2013.

Над Татарским проливом. Фото С.В. Горбунова.2013.

 

Дупло дятла. Фото С.В.Горбунова. 2013.

Чешуйчатка золотистая (ивняк) - вкусный съедобный гриб, растущий на ивах. Фото С.В. Горбунова. 2013.

Тисс - дерево вечности. Фото С.В. Горбунова, 2013.

Берег у водопада Ревун. Во время осенних штормов здесь можно пройти только по сопке. Фто С.В. Горбунова, 2013.

Отпечатки древних водоростей на песчанике. Фото С.В. Горбунова, 2013.

Окаменевший ствол дерева в песчанике. Фото С.В. Горбунова, 2013.

Золото осеннего Сахалина, Фото С.В. Горбунова, 2013.

Осенний мотив. Фото С.В. Горбунова, 2013.

Чертополох. Фото С.В. Горбунова, 2013.

Осенняя пора, очей очарованье... Фото С.В. Горбунова. 2013

Осенний Сахалин.

8658

Оставить сообщение:

АРХИВ ВЫПУСКОВ
Рекламный баннер 300x250px 300na250
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЫ В СОЦСЕТЯХ
Рекламный баннер 300x600px 300na600
ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ
Yandex.Metrica